Русское географическое общество

“РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО”

Русское географическое общество

ЭЛЬБРУС – ПРИЮТ НАРОДОВ

Отчёт об экспедиции

ЭЛЬБРУС –5,5 ТЫСЯЧ ЛЕТ В ГЛУБЬ ВРЕМЁН

По материалам экспедиций 2006 - 2007 годов

В июле - августе 2006 года двумя действительными членами Русского Географического общества (РГО) Стасенко Владимиром Дмитриевичем и Токаревым Вячеславом Викторовичем при спонсорской поддержке директора Пятигорских электрических сетей Хнычёва Валерия Альбертовича была организована и проведена экспедиция по северным склонам Эльбруса и прилегающим к нему ущельям.

Панорама района работы экспедиции

Организаторы и участники экспедиции благодарят за серьёзную помощь директора Национального парка “Приэльбрусье” Далхата М. Байдаева и директора спортивно-оздоровительного предприятия “Джелысу” Муталифа Туменова.

Экспедиция носила научно-разведывательный характер и проводилась как продолжение экспедиции 2005 года.

Участники экспедиции прибыли из разных городов России и представляли собой разные специальности: астрофизик, аспирант СГУ Откидычев Павел Анатолиевич – г. Ставрополь; доктор исторических наук, профессор Линец Сергей Иванович – г. Пятигорск; кандидат технических наук Махов Анатолий Викторович – г. Москва; кандидат технических наук Кравченко Игорь Дмитриевич – г. Барнаул; кинооператор Воробьёв Юрий Юрьевич – г. Санкт-Петербург; режиссёр-оператор Толошный Юрий Николаевич – г. Железноводск; инженер связи телепередающего центра Сысоев Константин Яковлевич – г. Пятигорск; провизор, кандидат фармацевтиеских наук Ботизат Юрий Константинович – г. Пятигорск; геолог Солодовник Сергей Николаевич – г. Ессентуки; геолог Белокуров Иван Лазаревич – г. Пятигорск; историк, ректор академии вариологии Сергеев Юрий Васильевич – г. Нальчик.

В составе экспедиции были также постоянные участники горных походов секции горного туризма Пятигорских электрических сетей Харыбин Александр Михайлович, Харыбин Роман Александрович и Подкорытова Елена Николаевна, экспедиционный врач Сизюмова Наталия, а также новички-первопоходцы из Питербурга, Нальчика и Москвы.

Всего в 2006 г. составе экспедиционных отрядов было 43 участника.

Большая часть времени экспедиции проходила в сложных метеорологических условиях. На нас обрушивался шквальный ветер с дождём и градом, непроницаемый туман скрывал сложный горный рельеф. Приходилось часто идти только по наитию, а холодные ночи и заледенелые палатки заставляли серьезно задуматься тех, кто заранее не соизволил приобрести себе приличное горное снаряжение.

Четыре экспедиционных дня из 12 занял подход через перевалы к месту базового лагеря и отход из него к месту прибытия за нами автобуса

Пик Калицкого и ледовое озеро Джикаульгенкёз в полдень августа 2006

Маршрут начинался из посёлка Верхний Баксан по ущелью реки Кыртык до перевала Кыртыкауш. Преодолев перевал, стали на ночлег в долине реки Исламчат под перевалом Северокаракайский. На следующий день, спустившись с перевала, оказались в урочище Джилысу, где и организовали свой базовый лагерь. Отсюда совершались радиальные однодневные выходы в районы пика Калицкого, урочища “Грибы”, на горы Сирх и Тузлук, на столовую гору Курулкол и в ущелье реки Малки, на плато Ирахиктюз и Ирахитсырт.

Буквально каждый маршрут был отмечен новыми находками – городищ и святилищ. Они обнаруживались на северных склонах Эльбруса и во всех ущельях, вплоть до высоты 3000 и более метров над уровнем моря. Городища и святилища принадлежат, по нашему мнению, к различным эпохам и различным народам.

Исторические периоды проживания разных народов – занимавшихся собирательством, земледельцев, скотоводов и рудознатцев “накладывались” как слоёный пирог, то соприкасаясь, то далеко расходясь один от другого, а иногда грубо вытесняя аборигенов. Происходило все это на протяжении многих тысячелетий.

На выявленных рукотворных объектах проводились биолокационные исследования потоков энергий, их пространственно-временных характеристик и оказываемых ими влияний на человека.

Настоящая экспедиция не ставила перед собой задачи что-либо вскрывать и копать. Вся информация была получена из наблюдений, логического осмысления, экстрасенсорного диалога и, естественно, нуждается поэтому, в доказательстве или опровержении традиционными методами научных исследований.

Приэльбрусье – это целый мир, ещё не тронутый археологами. Но кому нужен этот мир? Кто хочет знать о том, кто и как жил здесь за многие тысячи лет до нас?!..

Если есть такие – отзовитесь, а мы, участники экспедиции, готовы помогать заинтересованным людям, общественным, коммерческим и государственным предприятиям и организациям в научном познании этого уникального района, или принять их помощь.

Мы готовы предоставить им все накопленные данные с точными координатами и с радостью примем участие в новых экспедициях.

Нынешняя экспедиция 2006 года начиналась дождливым августовским днём. Первый день похода, всегда самый тяжёлый. В рюкзаках запас провианта и топлива на 12 дней. Кроме того, палатки, спальные мешки, тёплая одежда и защитная одежда от дождя, сменная обувь и бельё. Здесь же горное снаряжение – верёвки, ледорубы, кошки, принадлежности для приготовления пищи и поглощения её.

До верховьев долины реки Кыртык шли под дождём, мокрым снегом и сильным встречным ветром. На последнем дыхании, довольно поздно, дотащились до пустующего пастушьего коша на правом притоке Кыртыка – реке Субаши. Здесь, на поляне, и расположились лагерем.

На следующий день, разделившись на две группы, уходим к перевалу Кыртыкауш.

Стасенко со своей группой приходит в урочище Джелысу на сутки раньше группы Токарева и успевает целый день посвятить осмотру столовой горы Курайкол – неприступного плоскогорья, находящегося у слияния рек Малка и Шаукол. Место это очень удобно для укрытия окрестного населения от набегов неприятеля и могло служить естественной цитаделью.

Группа Токарева за это же время обследовала верховья ущелий рек Кыртык и Иламчат, и обнаружила много интересного.

Находки начались почти сразу по выходу на маршрут. Первая проявилась недалеко от слияния рек Субаши и Мкяра, образующих реку Кыртык. Там был найден железный браслет на узкое женское запястье с высеченным рельефным изображением змеи. Трудно опознать достоверно, т.к. ржа наложила и свой рисунок на металл. Железо пористое, губчатое. Возраст – примерно 3600 - 3700 лет.

При подъёме к перевалу в том месте, где тропа переходит с правого берега Уллуесенчи на левый, на правом борту долины были обнаружены каменные груды и выкладки нескольких древних захоронений. Одно из них парное, другое мужское. Сделано, возможно, в 2900 - 2600 гг. до н.э. Рядом относительно молодое молельное место.

Здесь же круговая выкладка из каменных плит, совсем юная – выполнена всего 150-300 лет назад. Для чего она сооружена уже практически в наше время – остается загадкой. Когда-то таким образом обозначались захоронения.

Перед выходом на предперевальный взлёт над развилкой ущелья имеется каменное сооружение 3,0x3,5 м и высотой стен 1.1-1.5 м. Строение относительно недавнее. Могло быть сооружено для защиты отряда Иммануэля или в период Второй мировой войны как миномётное гнездо.

Спуск с перевала Кыртыкауш в ущелье реки Исламчат идет по довольно хорошо просматриваемой тропе, в основном по правому краю широкой морены над ручьём. Спустившись в долину, тропа переходит на левый борт реки Исламчат. Несколько ниже, в месте слияния истоков из-под перевалов Кыртыкауш и Исламчат, у левого борта на слабо всхолмлённой площадке находятся остатки древнего городища-святилища. Здесь нами были найдены множественные плитки из песчаников. На отдельных обломках видны прорисовки иероглифических знаков, а также заметны следы рукотворной обработки – вырезы и сколы.

В месте нашего перехода на левый берег ручья, вытекающего из-под перевала Исламчат, обнаружили выложенный из камней круг диаметром около 4.5 м и высотой 0.6-0.7 м. Камни древние, замшелые и вросшие в землю. К югу, выше по склону, на верхней террасе видны задернованные холмы и пирамидообразные насыпи древних захоронений.

Предположительно на месте площадки было городище-святилище, основанное при-мерно в 900 г. до н.э. Расцвет его состоялся в 500 - 100 гг. до н.э. Население составляло от 50 до 200 человек. Здесь была обнаружена плитка песчаника 12x25 см с процарапанным и прорисованным рисунком тёмного цвета (фигура человека с короной или трезубцем). Она, скорее всего, имеет возраст около 4700 лет. Видимо, была принесена сюда из какого-то более древнего места.

Уходим вниз по левому борту долины Исламчат. На переходе тропы через ручей, текущий с северного склона горы Каракая, на высоте около 80 метров от дна ущелья Исламчат находим круговую выкладку из замшелых камней высотой 0.3 - 0.4 м и диаметром примерно 3.5 метра. Возведено строение – около 650 года до н.э. Место уединённого проживания монаха, который погиб лет за 500 до н.э. от людей, пришедших снизу, из ущелья. Захоронен монах рядом со своим каменным жилищем. Захоронение отмечено круговой выкладкой. Перед жилищем монаха на берегу ручья стоит глыба черного андезита высотой 1.1 м, очевидно, алтарный или жертвенный камень.

У перехода через ручей находится врезанная в скалы и выровненная площадка с чёткой отбортовкой со стороны ручья. Впереди скальный выход. Размер площадки 15х30м. Предположительно – это было культовое место.

На этой ритуальной площадке разбили лагерь. Здесь особый микроклимат – спать было тепло, несмотря на холодную ночь. На левом борту ручья, метров на 30 выше жилища монаха и на 200 м ближе к кошу, находится скальный выход. Под ним, в 20 м ниже, из травяного склона выступают камни, образующие круг диаметром около 3 м. Всё вместе, скальный выход и каменный круг, охвачены большим кругом, диаметром около 30м, выложенным отдельными плоскими камнями. Внутри круга травостой заметно обильнее. Всё это место – площадка, жилище монаха, круги, отличается особым микроклиматом. В сотне метров от ритуальной площадки вечером, как обычно в горах, холодно, а на самой площадке даже ночью было тепло, несмотря на протекающий рядом ледяной ручей.

На площади большого и малого круга биолокацией отмечены восходящие потоки энергий. В верхней части скального выхода расчищено место – в виде кресла. Оно весьма удобно для медитаций внутри потоков энергий большого круга и в верхней точке малого. Отсюда открывается прекрасный вид на гору-пирамиду Джувурген на востоке и на ранее описанное городище-святилище в верховьях ущелья Исламчат на юге. Предположительно использовалось это место в ритуальных целях 3200 лет тому назад и позже. Наиболее активно – за 2800 лет до наших дней.

Тропа далее поднимается по ручью, ниспадающему из под перевала Северокаракайский, а затем, метров через 800, уходит вправо вверх по склону. В месте выхода тропы на гребень склона, метрах в 40 выше тропы, на фоне неба чётко прорисован скальный массив. Поднявшись к нему, мы увидели, что верхняя его часть, весом около 3-4-х тонн, отколота по плоскости, развёрнута на 45 градусов, поднята и установлена краем своим на другую часть с подстановкой каменного обломка. Все сделано было таким образом, чтобы под камнями образовалось свободное пространство, достаточное для прохода человека.

Проход ориентирован по линии запад-восток.

Подобные каменные сооружения-святилища имеются на Русском Севере и на Кавказе. Они относятся к святилищам типа “Подземные врата”.

Биолокацией установлен поток направленной энергии у прохода. С запада поток вглубь Земли-Матушки, с востока – вверх, к солнцу. Это святилище служило, вероятно, для культовых обрядов, связанных с проходом под камнем. Такими были ритуалы освящения новорождённого ребёнка, когда он являлся к свету не просто из чрева женщины, а выходил из тёмных глубин Матери-Земли к свету Солнца. Только после этого ребёнка нарекали именем и принимали в общину (Род, племя). С “Матерью-Землёй” в древности отождествлялась значительная роль женского божества в представлениях о смерти и возрождении. “Подземные врата” также использовались в ритуалах освящения, очищения от недугов уже взрослого человека и его новых рождений уже в чистом воплощении.

Сооружено это святилище примерно 2800 - 2900 лет тому назад. А ритуалы здесь проводились до 600 г. н.э.

(При случае, если будете здесь, попробуйте пройти с запада на восток через эти или другие “Подземные врата”, сядьте у выхода и постарайтесь хорошенько расслабиться. Нам было бы интересно узнать, что Вы ощутите.)

Далее, пройдя по полого поднимающейся тропе около 300 м., мы вышли на широкую седловину перевала Северокаракайский (Эльдарбаши) (2889 м). Справа по ходу, пологой шапкой возвышается вершина Эльдарбаши с многочисленными выровненными осыпными площадками и выходами скал с гротами и уступами. Здесь всех нас охватило какое-то ощущение благости и восходящих энергий. С вершины открылся чудный обзор ущелий Малки, Кызылкола и урочища Джилысу – на западе, вершин и ущелий Шаукол и Исламчат – на востоке.

Пологий конус вершины Эльдарбаши расположен на одной линии между горами Сирх и Джувурген, явно входящих в систему священных гор Приэльбрусья. Вершина Эльдарбаши – притягательное место, где и сейчас любят останавливаться местные пастухи, и где ранее, вероятно, были культовые сооружения, теперь разрушенные. Напоминанием от того времени остались груды камней и задернованный курган.

Спустившись с вершины и перевала, стали лагерем у тропы в 300-х м. от реки Каракаясу в точке встречи групп – Стасенко, Токарева и Юрия Сергеева из Нальчика.

До подхода других групп участники группы Стасенко обследовали столовую гору Курайкол и успели омыться в источниках “Чистилища”, приняв несколько целебных нарзанных ванн в стихийной народной лечебнице Джылысу. Подошедшие группы так же совершили ритуальное омовение-очищение тел от недугов и праха земного (пыли).

В одной из ванн ЧИСТИЛИЩА до прохождения разрушительного селевого потока в августе 2006 года

 

Тот же источник, но после прохождения селя. Август 2007 года.

 

Столовая гора притягивает внимание своей неприступностью. Её плоская вершина серповидной формы, протяжённостью 1.5-2 км и шириной не более 350-400 м. Гора с запада отвесными стометровыми стенами вздымается над рекой Малка прямо напротив гор Сирх и Тузлук. С востока высота стен вдвое меньше, но они тоже труднодоступны. Наверх ведёт только одна узкая тропинка в южной оконечности. Это идеальное место для укрытия и обороны.

Панорама с перевала Каяэшик на гору Тузлук, ущелье реки Малка и столовая гора Курайкол

Поверхность горы, вопреки ожиданиям, покрыта мощным травостоем, сохранившимся благодаря тому, что здесь нет следов выпаса скота. Зато встречаются медвежьи следы. В кочкарнике часто встречается вода – значит, её можно было где-то накапливать. На поверхности встречаются различные камни, в том числе и чашечники.

Итак, очистившись в нижнем мире “Чистилища”, и встретившись с группами Вячеслава Токарева и Юрия Сергеева, мы отправились в верхний мир – “Ирий” или “Рай”. Здесь, на плато Ирахитюз, недалеко от “Скалы Иммануэля” мы обосновали базовый лагерь, из которого и стали совершать ежедневные радиальные выходы к интересующим нас объектам.

Первый радиальный выход совершаем к пику Калицкого (3581 м). К нему можно идти либо левым, либо правым берегом реки Бирджалысу. По правому берегу тропа тянется мореными холмами вверх – ровная и простая, без особых взлетов и потерь высоты. Она выходит на ледовое озеро Джикаульгенкёз, на котором всюду водяные поля, ручьи и ледяные воронки. Выход на пик только с юга. Идти по льду озера неопасно, но затруднительно. Перед верхней мореной, ограничивающей с севера ледовое озеро, можно перебраться на левый берег реки. От этой морены к северной стороне пика и искусственной ритуальной площадке на нём ведёт моренка, каменным чехлом прикрывшая лёд.

Пик Калицкого и гора Эльбрус, ледники, морены и ледниковые озёра

Священные каменные глыбы (мегалиты), находящиеся на этой площадке, описаны в отчёте об экспедиции 2005 года.

Тропы левого берега реки Бырджилысу сложнее, но зато и значительно интереснее. Наиболее проторенные идут от Серебряного источника среди скальных выходов лавовых потоков, по ледниковым моренам и сухим озёрам. На лавовых потоках находится масса скал причудливой формы, имеющих, зачастую, похожие на скульптурные формы глыбы. Не оставляет ощущение, что они являются результатом человеческого творчества. Увидевшие их люди могут многое рассказать о галереях всевозможных антропо- и зооморфных образов. Каждому представляется какой-либо свой образ.

Лавовые скульптуры

Например, целую композицию – “расставание альпиниста с женой и детьми”. (Мы видели и такую скульптурную группу.) Но стоит быть осторожными с этими скальными скульптурами. Некоторые из них каким-то магическим образом настроены весьма активно и могут снимать энергию с человека. По крайней мере, засмотревшись на “Пасть кузнечика” (так была воспринята одна из скал), в прошлом году Стасенко В.Д. потерял на какое-то время цветное зрение, и приобрёл слепое пятно, с которым не смог расстаться и год спустя. Стоило ему закрыть глаза, как тут же возникало негативное изображение той физиономии. Когда он изобразил её на бумаге, то на рисунке появилось лицо некоего “зелёного” человечка. К кому после этого обращаться: к окулисту или психиатру?

Где-то после первой трети пути к пику Калицкого мы, спустившись от причудливых лавовых скал, попали на большое выположенное место. Слева по ходу в ущелье шумит река Бырджилысу, справа подковой возвышается крутая высокая осыпь мореного склона.

В дальнем углу плато обнаружили ещё одно святилище – “Подземные врата”. Оно сложено из трех глыб лав андезитового состава. Одна из глыб поднята и установлена на двух других. Те же три точки опоры, как и в предыдущих, подобных местах у вершин Калицкого и Эльдарбаши. Потоки подобных энергий у дыры-прохода между глыбами камней с запада: вниз, в Землю (отрицательный), с востока, вверх, в Космос (положительный). Святилище сооружено примерно 1000 - 800 лет до н.э. Здесь и далее понятие положительный и отрицательный, есть понятия относительные. Можно было бы принять и наоборот.

На камнях в опоре святилища и других в трех метрах от него – резы, похожие на рисунки, а на камнях в 20 метрах рядом с круговой выкладкой – надписи. Технология нанесения рисунков и надписей разная. Камни так же разной породы.

Прорези или прожиги на обломках базальта.

Вызывает интерес следы обработки камня и раскола его. В глыбах имеются различные резы и отверстия, проникающие вглубь. Стенки очень гладкие и ровные, а на дне корка вспученной красноватой породы. Там, где прорезалась широкая площадка, на дне просматриваются невысокие гребешки. Как будто выборка делалась фрезой или лучом за 2-3 прохода. После чего прорезались поперечные каналы. Имеются следы выхода механического инструмента на гребешок.

Резы имеются под разными углами к поверхности и даже внутри глыб.

Следующий наш выход был на плато Ирахисырт. Оно зажато между северными ледниками Эльбруса на юге и хребтом Ташлысырт на севере. Плато малозаметными пологими уступами поднимается с востока на запад с 2570 до более 3000 м. Историк и писатель из Москвы Асов Александр Игоревич описывает на плато семь уступов, каждый из которых имеет свою флору, отличную от соседних.

В начале подъём на плато из долины Кызылкола довольно крут, но затем плато выполаживается.

На перегибе подъёма геологи когда-то облюбовали ровную площадку для буровой и разрушили то, для чего она была в древности сооружена.

Выше на плато, примерно в 400-х м от буровой, мы обнаружили среди травостоя святилище. Слева от дороги были разбросаны его каменные глыбы. На одном из плоских камней глубоко прорезан канавками многоконечный крест. С севера в сторону вершины Сирх он имеет сливной лоток.

Святилище это использовалось, начиная, примерно с 8-7 вв. до н. э. Возлагались дарения, в том числе и мясом, домашнего скота Солнечному Богу в благодарность за обильную пищу.

В полукилометре на запад лежит камень-благодарственник, в котором вырезано углубление в виде многоконечного креста, ориентированного Север - Юг.

Далее на запад обнаружен был круг диаметром 15-20 метров, выложенный базальтовыми камнями около 1 куб. м. каждый, с центральным камнем. Все камни имеют одну из сторон гладкую.

Выше, в северо-восточной части плато, на краю обрыва его к реке Кызылкол стоит каменный монолит, заметный издалека на ровной плоскости. Вероятно, он некогда был сюда принесен и установлен. Рядом расположены камни поменьше. Скорее всего, это и есть, отмеченная московскими историками, “Чаша Сурьи”. На ней имеются чашеобразные лунки, которые могли служить для жертвоприношений или розжига ритуального огня.

“Наковальня Перуна” и “Чаша Сурьи” на Ирахитсысте

Интересно совпадение – скалы хребта Ташлысырт прямо напротив “Наковальни” пробиты штольнями, и по слухам, они проходят сквозь гору в долину Кубани. Там же, на хребте, ранее Евтушенко Алексеем Григорьевичем директором Центра Детско-Юношеского туризма г. Пятигорска были найдены древние металлургические шлаки.

Наковальня не бывает без молота. И он есть в окружающем рельефе. Следует поднять взгляд на скальную корону гребня Ташлысырт, и там увидите вознесённый в поднебесье мощный одинокий утес-столб – “Молот Перуна”.

Округу у “Наковальни” и “Чаши Сурьи” мы исследовали особенно тщательно. Сюда, на плато, за 7000 лет до нас приходили снизу люди. Это были собиратели лесных даров и охотники, питавшиеся в основном растительной пищей и реже – дикими животными. В те времена в Приэльбрусье, особенно на Ирахитсырте климат был близкий к субтропическому. Здесь росли обильные леса. Плато до сих пор хранит слои чернозёма толщиной до 40-60 см и более.

Освоившись здесь, на новом благодатном месте, древние люди стали устраивать святилища единому Богу Солнца – основному объекту своих религиозно-мистических поклонений.

Сменились цивилизации, пришли другие времена и народы. На краю плато под склоном Эльбруса почти 2800 лет тому назад обосновался древний город. Население его занималось земледелием, содержало домашнюю птицу и скот. Около 400-450 гг. н.э. внизу на равнине разразилась большая война и родственные племена оседлой культуры, предположительно скифо-аланов, были разбиты. Окончательно город опустел к 600 г. н.э., а плато стали использовать уже как пастбище другие, пришлые кочевые народы-скотоводы. Леса были уничтожены людьми, или сошли на нет сами, из-за ужесточения климата. Как бы там ни было, но они уступили место кустарникам, а те – травам. Почвы и сейчас заметно деградируют и разрушаются.

С пришедшими в первом тысячелетии н.э. скотоводами культы верований в древних богов угасают, а заброшенные святилища разрушаются.

На короткое время здесь, в XVII - XVIII вв., появился аул, но, видимо, посуровевший климат высокогорья не позволили человеку укорениться на этом месте.

Следующим объектом посещения стала гора Сирх (Сурх), являющаяся корневой восточной вершиной хребта Ташлысырт.

Северная часть хребта Ташлысырт от перевала Бурунташ слева до горы Сирх справа.

Хребет Ташлысырт (“Каменистое плато”), закрывает плато Ирахитсырт с запада и севера. На западе он начинается от перевала Балкбаши (3700м) и после глубокой седловины перевала Бурунташ резко поворачивает на восток и завершается доминирующей вершиной Сирх.

С вершины этой горы открываются чудесные панорамы во все стороны. На юге, в поднебесье – пик Калицкого под “высочайшей охраной” Эльбруса и ледовое озеро Джикаульгенкёз (“Джина мёртвого глаз”), ледники и лавы, морены и бурные ёреки. Ниже и ближе – Ирий (Рай) – Ирахитсырт и Ирахиктюз (Райский луг и Райский сад) с бодрящими дух нарзанами “серебряных” источников “живой” воды.

На запад – вершины хребта Ташлысырт, укрывающие Ирий (Рай) от холодных северных ветров. На севере – загадочная гора-пирамида Тузлук (Аз лук), здесь же змеится непроходимое ущелье Малки и вдали, в дымке знойного воздуха, видны обрывы (куэсты) плоскогорий Скалистого хребта (Кумбаши, Гудгора, Бермамыт, Канджол). С востока панораму замыкают хребты Кыртык и Ташорунбаши, а внизу урочище Джелысу с природными источниками минеральной исцеляющей тело “мертвой” воды.

Вершина Сирх не простая. Не в альпинистском смысле, а в тайном, сокровенном, сакральном. Биолокационная рамка на разных обследованных нами святилищах Северного Приэльбрусья указывает на гору Сирх. На ней совершали свои ритуалы жрецы древних верований, проживавшие там в уединении. Там и сейчас сохранились под вершиной, на гребне с восточной стороны, две ямы, оставшиеся от прежних жилищ. Ни брёвен крыши, ни кладки стен не сохранилось, но по размерам углублений среди скал можно судить о том, что в бывших кельях могли жить по 2 - 4 жреца в каждой. Жилища эти построены за 600 лет до н.э., а разрушены уже примерно в 450 году н.э. Люди чувствительные здесь и ныне могут ощутить состояние, как в древних намоленных храмах. Потоки благоприятных, здоровых энергий охватывают всякого, кто сюда поднялся. Надо только чуть-чуть настроить себя психологически, чтобы окунуться в храмовую атмосферу горы.

Гора Сирх с юга от “Грибов” и с севера с вершины горы Тузлук

С Сирхом в период от 4000 г. до н.э. до 1200 г. до н.э. были связаны разные культовые ритуалы верования в единого Бога-Солнце, а период с 800 г. до н.э. и до 600 г. до н.э. верования в одно из солнечных божеств.

На вершине Сирха, как и в других сакральных местах Приэльбрусья, включившись в потоки энергий биоинформационных полей можно многое узнать об окружающих мирах. Сами камни могут “говорить”!...

Вот какую легенду нам поведали седые утесы пика Кали(цкого):

“Стоял на северном склоне горы Каракая (3350 м) над урочищем Джилысу монастырь “Лоно Земли” (Лань-та), где главным настоятелем был жрец Тха-Манну (“Верховный служитель Бога Манну”). Большую духовную силу имел этот жрец и владел он “Книгой Бытия”, которую взял из святилища, находившегося в подземных кладовых Эльбруса (“Грудь Матери народов”). Книга эта была как бездонный колодец, где записаны все судьбы мира, все события прошлого, настоящего и будущего.

Увидел Тха-Манну в этой книге ужасные потрясения и бедствия, грозящие планете и народам, ее населяющим. Решил он вмешаться в будущий ход событий и предотвратить неизбежное.

За вмешательство в судьбы народов верховный жрец был наказан Богами и обращен вместе с книгой в камень на вершине пика Кали. Как и хотел, мог он теперь с высоты всё видеть и знать, но никогда теперь не сможет повлиять на судьбу народов”.

Эта грустная история произошла около 1550 года до н.э. Она рассказывает о том, что человеческая жизнь, как накопление камешков – черных и белых, в зависимости от отношений с другими людьми. Само прикосновение к каменной “Книге Бытия” и сейчас тоже может быть наказано изменениями в судьбах. И если много “черных камней” по жизни было у любопытствующего, то будут возможны для него и самые серьезные последствия.

А еще поведали камни о полных таинственного смысла и предназначения, фантастических каменных изваяниях, которые современники называют “Грибы”(“Столы Богов”).

Это место привлекает многих любителей эзотерических учений, прежде всего, тех, кто смог открыть в себе способности к восприимчивости тонких сакральных информационных энергий. На одном из изваяний изображена “Кричащая Мара” или “Колодец смерти” – древнее название этого “итогового” места, где перед уходом у человека проходят все события его прошлого и будущего. Здесь в структурах камня запечатаны истоки безвременья, информация о душах человеческих и их перерождениях. Именно в энергоинформационных потоках перед каменными изваяниями “Грибов” наиболее возможно соединение с Вселенским Разумом и постижение полной истины Бытия Мироздания.

В одном культовом комплексе с Сирхом жрецами была задействована гора Тузлук – Аз(Ас)лук. О ней мы писали в прошлогоднем отчёте. В этом году Тузлуку мы не успели уделить достаточно времени, но побывать на горе и собрать дополнительные сведения всё-таки постарались.

Примечательное совпадение – вершины горы Тузлук и пика Кали с большой точностью укладываются на одну меридиональную линию. На этой же линии находятся кельи под вершиной горы Сирх.

В обрядовых целях гору Тузлук начали использовать ещё за 4500 лет до нашей эры. Тогда вершина горы представляла собой плоскую цельную плиту, круто обрывающуюся в сторону горы Сирх. Площадку эту использовали как ритуальную.

Позже, в 3200 г. до н. э. плиту разрезали вдоль и поперёк. Разрезы ориентированы по сторонам света. В теле горы под толщей плотных кварцевых песчаников был сооружен подземный храм “Матери Земли” с четырьмя камерами. В них проходили ритуалы посвящения и очищения души.

Кавказская пирамида – гора Тузлук и Менгир. Когда-то они стояли по всему периметру горы.

На западном склоне горы с тех пор стоит каменная глыба, напоминающая быка (женский культ) – камень чашечник с углублением в верхней части. А вокруг Тузлука установлены каменные столбы-менгиры как пояс его энергоинформационной защиты. Один из менгиров фаллической формы с лицом витязя стоит над каньоном реки Малка, между Тузлуком и Сирхом. Пастухи говорят о существовании в округе ещё, по меньшей мере, шести подобных камней. Таким образом “женское” начало на лоне горы как бы было взято под охрану энергиями “мужского” начала.

900-800 лет до нашей эры на вершинной площадке горы предположительно существовал каменный храм. Он был заброшен в 450-600 годах нашей эры, по-видимому, с концом “Золотого века” “Трояновых веков”. Время разметало его камни. Осталось всего несколько плит.

“Столбы” на вершине горы Тузлук. Вид с севера и с юга.

С Тузлуком, Сирхом и менгиром как-то связана и часть ущелья реки Малка. Ущелье находится между этими горами и столовой горой Курайкол напротив них. Ущелье Малки до слияния с левым притоком – Хасаутом, трудно проходимо, а местами непроходимо вообще. От этого слияния, над Малкой, левым её бортом, тянется очень интересная тропа одного из бывших всесоюзных туристических маршрутов, по которой прошли тысячи начинающих туристов.

В интересующую нас часть Малкинского ущелья, район горы Тузлук, проще всего попасть, поднявшись от нового моста через Малку ниже урочища Джелысу по строящейся дороге, или старой исчезающей тропой, от камня Еммануэля на перевал Каяэшик.

От моста открывается вид на вертикальную скальную стену ущелья. На самом краю её стоит менгир. Стена ущелья – геологический атлас окаменевших осадочных пород. Разноцветные каменные пласты различной толщины и прочности всколыхнулись в удивительном изгибе как застилаемая простыня.

Среди пластов имеются и тонкие пласты угля различного качества.

Под стеной находятся груды каменных блоков различной величины, образовавшиеся в результате обвалов. Поверхность всех камней плоская. На некоторых можно увидеть чрезвычайно удивительные отпечатки, по-видимому, доисторических деревьев, а может быть, и животных.

Руна на поверхности почти правильного каменного куба со стороной около 2,5 м.

На торце одного из самых больших камней, обращённом к каньону, имеющем почти правильную форму прямоугольного параллепипеда, имеется рельефный рисунок, напоминающий лицо. На верхней поверхности этого каменного блока во множестве присутствуют загадочные линии и рисунки, некоторые из которых, по-видимому, сделаны человеком. Бросается в глаза рисунок, где изображён крест и равносторонний треугольник, причём одна из сторон креста является продолжением стороны треугольника.

Нечто похожее отмечено на северном склоне Сирха. (См отчёт 2005 года). Посредине камня имеется ещё один крест большего размера.

Вся поверхность валуна покрыта лишайниками. У стен каньона можно также встретить камни сферической формы, размером со страусиное яйцо и больше. В расколе они имеют слоисто-концентрическую структуру.

Не менее удивительные находки ожидали нас при возвращении в селение Верхний Баксан (Урусбиев аул – селение русского князя).

На старте экспедиции мы “пробежали” с тяжелыми рюкзаками в жуткое ненастье вверх по ущелью Кыртыка ничего не видя. Усталость и перенапряжение не позволили вести наблюдения. Зато на обратном пути, идя с облегченными рюкзаками вниз, при солнечной погоде, и имея приличный запас времени, группа отсняла и зарисовала удивительные старинные постройки.

В паре километров вниз от горы Уллукая у притока Уллуартыкол левый борт ущелья реки Кыртыка отступает от дороги и образует довольно обширный для горного ущелья луг.

В северной части луга из дёрна выступают развалины остовов множества жилищ. От них по борту ущелья идёт древняя дорога. Сделана она, не в пример нынешним, с умом и старанием. На склоне любой крутизны аккуратно выложена подпорная стенка необходимой высоты. Пространство от склона до стенки заложено камнем до получения горизонтальной поверхности дороги. Сверху насыпан мелкий щебень и песок. В камнепадоопасных местах над дорогой устроена ещё одна подпорная стенка из камня, которая служит ловушкой для катящихся сверху камней и хранилищем-накопителем стройматериала.

Эта дорога приводит к строению у русла речки Уллуартыкол. Здание 16x17 м сооружено из огромных стволов деревьев, которых давно нет в ближайших окрестностях. Стены собраны из брёвен 40 см и более в диаметре. Перекрытия сложены из стволов потоньше (30 см), причем опираются они не на каменные стены, а на деревянные колонны диаметром более 80 см, на которые уложены балки из стволов чуть потоньше. На балки опираются стропила полуметровой толщины. А уже на них лежит накат брёвен перекрытия. Сверху накат задернован. Сооружение со стороны долины имеет открытую веранду во всю длину дома глубиной 4-5 метров. Другое помещение тёмное. Имеет широкий вход с левой стороны и проём в стене из середины веранды. Крыша задернована и смыкается со склоном. Построено оно во втором веке н.э. Значит, тогда здесь произрастали подобные деревья. Иначе же, при обилии вокруг камня, было бы проще собрать каменные стены, нежели везти неизвестно откуда такие стволы деревьев вверх по крутым ущельям.

Строители этого сооружения были высоки ростом, голубоглазы, с длинными светлыми волосами, заплетёнными впереди в две косицы для открытия лица. Назывались куманами. (Куманы – одно из многочисленных названий алан. (Овсы или оси в грузинских источниках; асы – в персидских и арабских, язы, язиги, язаматы, яксаматы – в русских летописях; як-цай – в китайских хрониках). Русы – “рухс-ас”, светлые асы – одно из ведущих аланских племён).

Птолемей (1 в. н.э.) помещает их возле устья реки Танаис (Дон). “...Племя аланов есть часть скифов, живущая вокруг Танаиса и Метийского озера”, - отмечал Иосиф Бен Маттафия.

Во 2-3 веках н.э. аланы становятся самыми могущественными племенами региона. “Аланы мало-помалу постоянными победами изнурили соседние народы и распространили на них название своей народности”, - пишет Аммиан Марцеллин. “Эти народы с течением времени приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами за свой обычай и дикий образ жизни, и одинаковое вооружение”, - утверждает он.

Аланы ничего не строили. Рождались, жили и умирали в кибитках. Впрочем, кочевники всегда начинают с грабежа земледельцев, а заканчивают тем, что сами оседают на землю.

Ныне найденное нами помещение постоянно используется коровами. Они спасаются здесь от солнца и слепней. Из-за многовекового коровьего навоза теперь трудно определить первоначальную высоту помещений.

Рядом с этим строением имеется хорошо сохранившийся остов жилого дома с дверными и оконными проёмами. Крыша и потолок обрушились. Потолочная балка вытесана в квадрат из ствола более полуметра диаметром. Одним концом она уткнулась в пол.

Дерево строений на удивление сохранилось очень хорошо, хотя им, предположительно, более 1800 лет. Для радиоуглеродного анализа на возраст был взят кусочек дерева с наружной, подвергшейся разложению части кровли.

Кстати, у водопада Салтан на Джелысу из-под рядом расположенного древнего лавового потока недавно обрушился, подмытый рекой, склон, сложенный древними отложениями. Метрах в пяти-семи от верха образовавшейся стены обнажилось бревно, торчащее из песчаной толщи. На вид оно оказалось достаточно свежим. Но сколько же ему лет, если оно находилось в глубине рыхлых отложений?

Вернёмся в ущелье Кыртыка. Вышеописанная древняя дорога проходит над строениями, пересекает речку Уллуартыкол и плавно без крутых подъёмов и спусков следует к следующему притоку – Гитчеартыкол. Здесь повторяется всё уже увиденное ранее, но только в меньших размерах. Меньше луговина, меньше городище, меньше верхнее строение из дерева и камня, ныне занятое кошем и охраняемое свирепыми псами. Из-за них рассмотреть здание подробнее снаружи и изнутри возможности не представилось, и мы по продолжению той же дороги отправились к следующему притоку Кыртыка – речке Зугулла.

Там всё то же, только стены строений каменные. Описанная в прошлогоднем отчёте каменная кладка оказалась подпорной стеной ровной горизонтальной площадки 16x5 метров. К площадке примыкают стены дома 16x5.5 метра с двумя комнатами. Первая проходная (общая) и вторая поменьше – глухая. Выше по склону метров на 15 остов ещё одного, по-видимому, культового здания. В плане оно 17x10 м с метровой толщиной стен и широким входом со стороны долины. Боковые стены в сторону долины выдвинуты контрфорсами на три метра. От лицевой стены у входа устроена горизонтальная полукруглая площадка, ограниченная по периметру пятью большими каменными глыбами.

На левом берегу речки сохранилось ещё несколько строений поменьше, построенных из камня.

Далее следы древней дороги теряются.

Следы следующего поселения обнаруживаются там, где Кыртык вырывается из ущелья в долину реки Баксан (Алтуд). Сравнительно недавно выросший посёлок Верхний Баксан использовал на своё строительство всё, что попадало под руку. К тому же в 60-х годах прошлого века по Кыртыку прошёл мощный сель, разрушивший много строений.

В заключение хочется отметить, что Приэльбрусье – это ещё непочатая туристская Мекка. Ценность её много значительней чем сама вершина Эльбруса. Здесь возможен многопрофильный мощнейший туристский центр. От “Рискованного туризма” до конного и водного. С лечением и без.

 

г.Тузлук на фоне г. Сирх, и г. Сирх на фоне г. Эльбрус

Только важно не допустить его дикого развития. Горы таят много непривычных для людей из долин опасностей, поэтому и развиваться он должен при тщательном республиканском планировании и контроле.

Закончена наша вторая экспедиция в Приэльбрусье, но не иссяк наш интерес к этому району. Уже планируется сюда же следующая экспедиция, ведь каждый день нашего пребывания там приносил больше вопросов, чем ответов.

Ведун – человек ведающий (знающий). Но содержание слов “знать” и “ведать” разное. Знать можно только то, что человек за свою жизнь изучил по книгам, получил от учителей устно, или на основании собственного жизненного опыта. В понятие “ведать” входит не только то, что перечислено в понятии “знать”, но и знания, которые получены или получаются в нужный момент человеком на изотерическом уровне (по наитию, или интуитивно), т.е. из какого-то информационного ресурса (поля), которое Вернадский назвал “Ноосферой”.

Стасенко Владимир Дмитриевич - действительный член РГО;

Токарев Вячеслав Викторович – С.Питербург, д.т.н., действительный член РГО;

Линец Сергей Иванович – г. Пятигорск, доктор исторических наук, профессор.

Махов Анатолий Викторович – г. Москва; кандидат технических наук;

Кравченко Игорь Дмитриевич – г. Барнаул, кандидат технических наук;

 

Русское географическое общество  -
статьи  и отчеты исследований

Русское географическое общество
ЭЛЬБРУС – ПРИЮТ НАРОДОВ
ЗАГАДОЧНАЯ ИСТОРИЯ ДЕРЕВА
Эльбрус 5,5 тысяч лет в глубь времён
КАМЕННЫЙ ДОЗОР, ИЛИ ВОЕННЫЕ ТАЙНЫ БАШЕН ЭЛЬБРУСА
ГОРА ТУЗЛУК - КАВКАЗСКАЯ ПИРАМИДА
СОКРОВЕННАЯ ТАЙНА ЭЛЬБРУСА
НАЧАЛО БИТВЫ ЗА КАВКАЗ ЛЕТОМ 1942 ГОДА
УДИВИТЕЛЬНОЕ СТРОЕНИЕ
КАМЕННЫЕ ГРИБЫ ЭЛЬБРУСА
ЭЛЬБРУС - ВОЛГА
Эльбрус (геологические наблюдения)
ЧЕРТЫ И РЕЗЫ
ПИК КАЛИЦКОГО – КАВКАЗСКАЯ КАЛИ

 

 
    ©